Перейти на главную страницу

Памяти
Наума
Яковлевича
Краснера

   Биография 
Газетные
публикации:
  Математическая
подготовка экономиста
  Выпускник
сорок первого
  Объяснение в любви
  Я мог бы реализовать
себя гораздо полезнее
  Памяти
хорошего человека
Страницы
воспоминаний:
  Краснеру - 75 лет
  ... ниточка памяти будет
тянуться в будущее
  И. Б. Руссман
С. В. Жак
В. Н. Лившиц
В. М. Полтерович
Б. П. Суворов
В. Н. Эйтингон
Б. Я. Табачников
Алексей Пастухов
Юля Мещерякова

Фотографии:
  Получение наград
  В университете
Мартина-Лютера в Галле
  Доклад на Шаталинской
школе-семинаре

Роман Болдырев
© AdeptIS, 2003-2005г.


 

Провозвестник перемен.
Несколько слов памяти товарища.

Одно то обстоятельство, что его ученики создают об Учителе книгу памяти, уже говорит об очень и очень многом. Значит он глубоко вошёл в сердце и душу этих молодых людей, всегда был им нужен; стало быть, память о нём жива; и всем нам (и пожилым, и молодым) он сегодня необходим. И неудивительно!

Наум Яковлевич Краснер был человеком редкой, почти легендарной доброты и отзывчивости. Моя средняя дочь Маша, слушавшая его лекции на факультете прикладной математики и механики Воронежского Университета, не столько была захвачена знаниями педагога, умением виртуозно излагать самый сложный материал, сколько С проф. Брониславом Табачниковым. [70-е годы] силой заинтересованности преподавателя в общем педагогическом успехе; его постоянным поиском новых приёмов компоновки, изложения, архитектоники материала.

Он был прекрасный лектором не в силу особой научной одарённости, но потому, что очень любил студентов, по-доброму относился к людям вообще. Разумеется, без глубоких и разносторонних знаний никакой бы, самой нежной любви не хватило для того уровня научно-педагогической репутации, которую он имел в университетском сообществе. Однако нравственное начало в нём было пусть и не намного, но всё-таки (так кажется мне, закоренелому гуманитарию) выше начала, профессионального.

Он постоянно желал людям добра, неизменно помогал им, говорил о них — друзьях, товарищах, коллегах - только хорошее и умел радоваться их успехам больше, чем своим. Качество, доложу я Вам, вообще редкое, а в среде научной или артистической, поверьте мне, просто уникальное.

…«Его хвалить — пугаюсь повторений» — так сказал однажды Игорь Северянин об Александре Сергеевиче Пушкине. Не проводя, натурально, никаких параллелей, я тоже боюсь хвалить незабвенного Наума Яковлевича, Но всё-таки хочу сказать: он был провозвестником перемен. Ведь это он привёз в Воронеж академика Станислава Сергеевича Шаталина, до смерти напугавшего недалёких партийных функционеров КПСС своими разговорами о неизбежности краха плановой экономики и приходе на советскую землю рыночных отношений. Не знаю и не берусь судить, кто и о чём думал в тот момент, но твёрдо знаю: Наум Краснер радовался грядущим переменам, и как только можно приближал их. Не то, чтобы он был противником советской власти. Нет, этого не было. Он храбро и самоотверженно защищал её на Фронте, верно служил ей в послевоенную, жестоко-антисемитскую пору. 0 чём говорить?!! Это была его жизнь. Другой ни у него, да и ни у кого из нас не было. Жили, как могли, что-то в себе одолевая и как-то приспосабливаясь к мерзким реалиям, которые зачастую оказывались сильнее нас.

Наум Краснер отличался от многих разве что живостью характера, сильным, деятельным темпераментом, органическим отвращением к застою. Потому так горячо и пропагандировал он на засушливой воронежской почве идеи Канторовича-Шаталина.

Помнится, встречал его в самых неожиданных местах, в непредсказуемых компаниях. И в этом была своя закономерность и своя правда, потому как наука для него не ограничивалась теоретическими изысканиями. Везде, где только можно, он динамично искал ей область практического применения. И находил! А такие же энтузиасты нового, как он, находили его! Отсюда и вездесущность Наума, его живое участие в делах множества производственных коллективов.

А как умел он, уже немолодой человек, веселиться. Надо было видеть его задор, его прямо-таки мальчишескую прыть на шуберских [*] вечерах, где он и пел, и плясал, и был душой академических застолий.

Многое умел этот человек: воевать, работать, взрывать неподвижность рутины, веселиться и радоваться бытию. Таким он и запомнился мне. Да разве только мне?!!

Бронислав Табачников
Профессор


июнь 1999 г.

[*] В одном из пионерских лагерей на станции Шуберка, близ Воронежа, в 70-80-е гг. собирался вузовский партийный актив (разумеется, под эгидой отдела науки Обкома партии). Было это в период зимних студенческих каникул. Днём учёные мужи обсуждали насущные проблемы воспитания студенчества, а вечером веселились в меру своей фантазии, проводя капустники, конкурсы острословов и т.п.


© AdeptIS. Проект «Памяти Наума Яковлевича Краснера». Geo Visitors Map    На предыдущую страницу На следующую страницу