Перейти на главную страницу
Научное наследие

  Трудность
достижения цели

Страницы
воспоминаний:


  Гамбургский счет

Он нас учил

Врожденная интеллигентность

Благодарю судьбу

Я помню...

Встреча

Воспоминания
С.В. Жака


Первая лекция И.Б.

Воспоминания
Т.Г. Долгопятовой


Воспоминания
В.Н. Лившица


Воспоминания
В.М. Полтеровича


Воспоминания
А.Г. Баскакова


Маленький принц

Фотографии:

  Карелия. 1965 год.

Шестидесятилетие
Исаака Борисовича


Еще несколько
фотографий ...


Роман Болдырев
© AdeptIS, 2005г.


Благодарю судьбу

Впервые я увидел Изю в конце пятидесятых, на одном из очень модных в те годы диспутов «физиков» и «лириков». Я был физиком-первокурсником, он — математиком третьего курса.

И.Б. Руссман (восьмидесятые годы) И то, что он говорил, и то, как он говорил, и внешний облик — одухотворенное лицо с горящими глазами — свидетельствовало о том, что перед нами выступает человек незаурядный. Окончательно он покорил в тот вечер меня, да и весь зал, когда на ехидный вопрос очень довольного собой «лирика»: «А сможет ли ваш робот ощущать прекрасный аромат цветов?» — спокойно произнес: «Разумеется. Запахи — это электромагнитные колебания в определенных диапазонах длин волн».

Последовавшее затем почти полувековое общение — то более, то менее тесное — подтвердило первое впечатление.

Я не стану говорить о профессиональной деятельности Изи. Работавшие с ним математики, экономисты, многочисленные ученики сделают это лучше меня. Скажу лишь о том, каким он был в кругу друзей и в семье.

Прежде всего в нем поражало абсолютное господство интеллектуального начала. Оказывалось, что он читал все, о чем бы ни заходила речь. Но это — полдела. Его феноменальная память позволяла свободно оперировать всем прочитанным. По любому вопросу Изя практически всегда знал все написанное, имел свое оригинальное мнение и очень мягко, но аргументированно его излагал. В спорах был корректен, вежлив, никогда не подчеркивал своего превосходства.

Второе, что бросалось в глаза, это потрясающая доброжелательность и готовность помочь всем, кто в этом нуждался. К слову, это у Руссманов фамильное.

И наконец, о семье. Последние годы мы дружили семьями. Думаю, что вправе писать на эту тему. Ире и Изе удалось создать и поддерживать в доме атмосферу взаимного уважения и любви. Удивительно, но за многие годы я ни разу не слышал там разговора на повышенных тонах, взаимных претензий и упреков. Конечно же в первую очередь это объясняется высокой внутренней культурой старшего поколения. Изя был любящим мужем, трепетным отцом и дедом и, естественно, пользовался взаимностью.

Я благодарен судьбе за то, что в моей жизни была дружба с таким удивительно благородным человеком. Память о нем будет жить, пока живы мы.

Владимир Гольдфарб, профессор, д. ф.-м. н.

Июль 2005г.



© AdeptIS. Проект «Памяти Исаака Борисовича Руссмана». Geo Visitors Map    На предыдущую страницу На следующую страницу